МАСТЕРСТВО ВЗАИМОПОНИМАНИЯ

Выражение эмоций посредством голоса, эмоциональная выразительность, экспрессивность речи - первые наблюдения.


Теоретические положения невербальной коммуникации >>
Автор: бизнес-тренер, коуч Илья Рассказов
Источник: NeoDialog.Ru

Наши тренинги:

Тренинг телефонных продаж >>

Тренинг операторов call-центра >>


Исследования выражения эмоций посредством голоса было начато в позапрошлом веке естествоиспытателями, учеными, наблюдающими за поведением человека и животных. Мы начинаем цикл статей с публикации исторического наблюдения Герберта Спенсера, изложенные в «The Origin and Function of Music,» «Essays, Scientific, Political, and Speculative». Изменение человеческого голоса под влиянием эмоций обсуждалось в книге Чарльза Дарвина «Выражение Эмоций». Чарльз Дарвин в своих наблюдениях подчеркнул сходства между выражением эмоций у человека и животных, хотя и отметил, что его наблюдения (второй половины 19-го века) не могут пролить свет на все вопросы, связанные с передачей эмоций с помощью голоса. Сам исследователь использовал сравнения между поведением животных, птиц, человека, считая последнего неотъемлемой частью животного мира. Приводим любопытный отрывок из вышеупомянутой книги «The expression of the emotions in man and animals» ( London: John Murray,1872, стр.85-94). Данный текст, содержит некоторые наблюдения, мнения и размышления Спенсера, Литчфилда и самого Дарвина об эмоциях человека и животных, а также выражении эмоций с помощью голоса. Удивляет актуальность наблюдений исследователей позапрошлого века в отношении вопросов, не получивших достойного объяснения по сей день...

…То, как меняется человеческий голос под влиянием различных эмоций, было подробно описано г-ном Гербертом Спенсером в его интересном эссе о происхождении музыки. Он ясно показывает, что человеческий голос может меняться по громкости и по качеству- то есть, по резонансу, тембру, высоте звука и по длительности пауз - в зависимости от ситуации. Слушая эмоциональную речь успешного оратора или проповедника, или речь человека сердитого или удивленного, поражаешься правдивости замечаний г-на Спенсера. Любопытно, что речь становится эмоционально выразительной в раннем детстве. Разговаривая со своим младшим полуторагодовалым сыном, я почувствовал, что он соглашается со мной радостным, а отказывается решительным тоном голоса. Далее в своей работе, г-н Спенсер, показывает, что эмоционально выразительная речь во многом похожа на мелодию голоса, имеет много общего с вокально-инструментальной музыкой. Г-н Спенсер пытается объяснить этот феномен физиологией, основываясь на законе, что эмоции являются стимулом для сокращения мышц. Но объяснения г-на Спенсера кажутся мне слишком общим и неопределенным, чтобы пролить свет на разницу (исключая громкость) между обычной речью, эмоциональной речью или пением.

Тем не менее, заметки Спенсера о голосе очень интересны, в независимости оттого, полагаем ли мы, что параметры голоса меняются в зависимости от сильных чувств, и что эти качества впоследствии нашли отражение в вокальной музыке. Либо мы верим в то, что прародители человека произносили музыкальные звуки при ухаживании, и таким образом возникла связь с самыми сильными эмоциями, на которые были способны предки человека, - а именно, горячая любовь, конкуренция и триумф победы.

Всем известно, что животные, способны издавать мелодичные звуки – каждый день мы можем слышать пение птиц. Интересен тот факт, что обезьяна-гиббон, воспроизводит своим голосом точную октаву, мелодично повышая и понижая голос полутонами. Иными словами, можно сказать, что обезьяна, одна из грубых млекопитающих, поет. На основе этого факта и принимая во внимание схожесть с поведением других животных, я сделал вывод о том, что мелодичность изменения тона голоса появилась у прародителей человека, вероятно, прежде членораздельной речи. Следовательно, когда голос выражает любые сильные эмоции, он принимает, по закону ассоциации, музыкальный мелодичный характер. У некоторых низших животных самцы используют свой голос для того, чтобы доставить удовольствие самкам. Мы можем наблюдать, что самцы животных испытывают удовольствие во время использования своего голоса; но то, почему произносятся специфические звуки и почему они приносят удовольствие, в настоящее время не имеет объяснения.

Ясно, что высота голоса имеет некоторое отношение к определенным эмоциональным состояниям человека. Человек, жалующийся на болезнь, или испытывающий страдание, почти всегда говорит более высоким голосом. Когда собака, испытывает нетерпение, она издает высокий звук, который мы воспринимаем как жалобный. Как трудно понять - этот звук на самом деле возник оттого, что собака действительно жалуется, или же нам кажется, что собака жалобно скулит потому, что мы понимаем значение этого звука по собственному опыту. Ренггер утверждает, что обезьяны (Cebus azarae), которых он держал у себя дома в Парагвае, выражали удивление наполовину рыча и вдыхая воздух через ноздри; гнев или нетерпение, повторяя звук «ху» более низким хрюкающим голосом; а испуг или боль у них сопровождались пронзительными криками. С другой стороны, человек выражает глухими стонами и высокими пронзительными криками муки боли.

Человеческий смех может быть высоким или низким. Так Галлер отметил, что смеясь, мужчины используют гласные звуки O и A; а дети и женщины, звуки Е и И (в немецком языке); и эти последние гласные звуки имеют, по данным Гельмольц, более высокую частоту. Но все же, оба тона смеха в одинаковой степени отражают испытываемое удовольствие или развлечение.

Изучая то, как именно воспроизводятся эмоции голосом, мы подходим к пониманию выразительности в музыке. На этот пункт г-н Литчфилд, долгое время изучавший предмет музыки был так добр, чтобы дать мне следующие пояснения — Вопрос о том, что является причиной эмоциональной выразительности, пока не изучен и полон загадок. Но любая выявленная закономерность в передаче эмоций с помощью голоса приблизит нас к пониманию песни, как прототипа всей музыки. Большая часть эмоционального эффекта песни зависит от характера действия, которым были воспроизведены звуки.

Так, например, в песнях выражающих страсть, эффект часто в основном зависит от одного - двух голосовых пассажей, которые требуют определенной силы голоса. Часто та же самая песня не оказывает надлежащего эффекта, если певец, обладающий сильным голосом, не поет надлежащим образом голосовые пассажи. Без сомнения песня теряет свое влияние при смене музыкальной тональности. Действительно, всякий раз, когда мы слышим эмоционально выразительное пение мы распознаем темп (быстрый или медленный), плавность изменения звукового потока, громкость и т.д. Мы, фактически, интерпретируем мышечные движения голосового аппарата человека, который воспроизводит звук, таким же образом которым мы интерпретируем движения мышц тела. Но это не объясняет более тонкий эффект, который мы называем музыкальной выразительностью песни, восхищение мелодией, или даже отдельными звуками, которые составляют мелодию. Этот эффект, не имеет своего термина, и, насколько я знаю, никто не был в состоянии его проанализировать. В работе г-на Герберта Спенсера этот феномен не получил объяснения. Поскольку мелодичный эффект последовательности звуков не зависит от их громкости или приглушенности основного тона. Мелодия всегда остается той же самой мелодией, спета ли она громко или тихо, ребенком или взрослым; исполнена она на флейте или на тромбоне. Эффект любого звука зависит от его места в последовательности звуков. Те же самые звуки оказывают абсолютно разное влияние в зависимости от места в последовательности. Выразительность зависит от последовательности и взаимосвязи звуков. Но то, почему определенные последовательности и взаимосвязи звуков воспроизводят именно такие - то и такие - то эффекты, пока является нерешенной проблемой. Возможно эффект эмоциональной выразительности должен быть связанным с арифметическими отношениями между частотами вибрации звуков, которые формируют музыкальную октаву. Предположительно, вибрации звуков человеческой гортани могут вызывать большее или меньшее удовольствие, в зависимости от последовательности звуков.

Но оставляя в стороне эти сложные вопросы, и переходя к более простой теме, мы можем, по крайней мере, понять видеть взаимосвязь некоторых звуков и эмоциональных состояний. Крик о помощи (как у детенышей животных, так и у любого социального животного) естественно будет громким, продолжительным, и высоким, чтобы быть слышным и на большом расстоянии. Исследования Гельмольца показали, что вследствие особой формы строения внутреннего уха человека, обладающего способностью к резонансу, высокие пронзительные звуки производят чрезвычайно сильное впечатление на людей. Когда самцы животных ухаживают за самками, они, естественно, произносят приятные звуки, чтобы понравиться самкам. Возможно, что одни и те же звуки нравятся самым различным животным, вследствие подобия их нервных систем, поскольку и мы (люди) испытываем удовольствие при пении птиц и древесных лягушек. С другой стороны, звуки, издаваемые с целью испугать врага естественно должны быть резкими или неприятными. Играет ли роль в этом случае принцип антитезы – весьма сомнительно. Прерывистый смех и хихикающие звуки, издаваемые человеком и различными видами обезьян, при чувстве радости сильно отличаются от протяжных звуков при страхе и тревоге. Звук глубокого удовлетворения, произнесенный свиньей, когда она насытилась пищей, разительно отличается от ее резкого крика при чувстве боли или ужаса. У собак лай гнева и лай радости - звуки, совершенно отличающиеся друг от друга...

Из данного примера следует, что истоки речевой невербальной коммуникации, эмоциональной выразительности речи, интонирования и темпоритма берут начало в работах исследователей позапрошлого века, в их наблюдениях о взаимосвязи голоса и эмоционального состояния.


Организация

Должность

Имя и фамилия

Телефон (в формате +7 ...)

Email

Ваша заявка принята.
X
< >
X